Новости

Опубликовано

Герои, отстоявшие Хандыгу. Репортаж из поселка, который чуть не сгорел

Люди в Хандыге до сих пор оживленно обсуждают произошедшее, даже по прошествии нескольких дней: как 8 июня жители Лесной и Арктической улиц перевезли все вещи ближе к центру — именно этим домам в первую очередь грозил огонь; как пепел сыпался с неба и нечем было дышать; как на расстоянии метра ничего не было видно и только слышен был рупор, по которому сообщали о мобилизации и эвакуации, — «был настоящий апокалипсис», говорят они. Женщины наполняли все емкости водой. На заправках была огромная очередь, наполняли баки. «Я, правда, не понимаю, для каких целей, люди нескончаемым потоком приезжали заправлять свои автомобили. Чувствовалась небольшая паника, после того как объявили ЧС. Я тоже пошел со всеми на мобилизацию, сил у поселка не хватало. До трех ночи ходили с ранцами, тушили», — говорит механик АЗС Сергей Пальцев.

5 июня в 11 км от Хандыги загорелась тайга. Пожар быстро разрастался: если вначале сообщалось о 35 га, то скоро уже 210 гектаров были охвачены пламенем и огонь двигался к поселку. 6 июня объявили режим ЧС, 8 июня — мобилизацию и эвакуацию. Многие боятся повторного возгорания, ведь такая вероятность до сих пор не исключена. «Заснувший» на несколько дней огонь может вновь «проснуться». Все эти дни стоит солнечная, ветреная погода. К этому часу пожар отступил на 14 километров.

В Томпонском районе зарегистрировано 17 пожаров, 10 из них возникли в результате одного сельхозпала, произведенного еще 7 мая. Виновного установили, идут следственные действия. 78-летний старик из села Кескил вину свою признает, в своих сельхозугодьях он сжег прошлогоднюю сухую траву. Всю жизнь из года в год на этой территории они сжигали прошлогоднюю траву, чтобы выросла для скота новая, хорошая. Но в этом году все пошло не по сценарию. Ему грозит штраф в размере 15-19 миллионов рублей.

5 июня пожар площадью 35 гектаров был уже в 11 километрах от Хандыги и подошел к линиям ЛЭП. Стояла жаркая, сухая погода, огонь двигался прямо в сторону поселка. «Мы сразу приняли решение тушить данный пожар, поскольку он угрожал линиям ЛЭП. Были выдвинуты силы Лесхоза, ГАУ „Якутлесресурс“, потом начали мобилизовать людей. Он (огонь — прим. ред.) шел к селам Крест-Халдьжай, Кескил. Мы его держали с 5-7-го числа. 8 июня до обеда он шел вдоль линии, а в 15:30 начался сильнейший ветер, который дул в сторону поселка, и огонь, несмотря на то, что его сдерживали порядка 40 человек, работали вездеход, бульдозер, перекинулся через противопожарный разрыв шириной в 30 метров. И буквально за несколько минут ушел в сторону поселка Хандыга. И ребята, которые там работали, кое-как успели сесть на вездеход, уехать оттуда и спастись от верхового пожара», — говорит глава района Яков Степанов.

На вопрос, кто главный герой, отстоявший Хандыгу, все указывают на Анастасию Семенову 

Анастасия Семенова — директор Томпонского филиала ГАУ «Якутлесресурс», несмотря на сломанную ногу, с первого дня со своими ребятами сдерживает огонь. Каждый день проходит по два километра. На пожар они приехали 5 июня в 13:30. Сразу начали работу: устройство минерализованной полосы, в воскресенье начали отжиг.

«Несколько дней он шел поверху, поэтому так быстро распространялся. Что помогло сдержать? Работа людей. Они не спят, работают по 16-18 часов в сутки. Техника работала, вертолет „Полярных авиалиний“ помог, когда верховой пожар вышел к поселку. Спасло неравнодушие людей, когда критическая точка была, люди работали, не жалея себя. Мобилизованные отработали по кромке, провели дотушивание, окарауливание, устройство разрыва. Тракторист у меня герой. С пятого числа толком не спал. Когда огонь вышел сюда, подошел к стороне ЛЭП, к поселку — люди сгруппировались, никто ничего не бросил, работали, не запаниковали. На моей памяти это самый серьезный пожар, подошедший так близко к поселку», — говорит она.

Анастасия с семьей переехала в Хандыгу из Якутска в 2010 году. В Якутске она работала бухгалтером. Приехали отдохнуть и остались. У нее трое детей. «Все удивляются, что женщина тушит пожары. В „Якутлесресурсе“ нас две женщины-директора: я и в Чурапче Марианна Сивцева. Конечно, работа тяжелая, но когда они видят, что женщина работает наравне с ними, они становятся более собранными, более ответственными», — говорит она.

 

Дмитрий Ромашко был одним из первых, кто боролся на «Орбите» у ЛЭП с верховым пожаром 

«Это работа, была только одна мысль: чтобы огонь не вошел в поселок. Тут нет героев, есть обязанность — не пустить на самотек. Самое сложное в тушении пожара — физическая и моральная усталость, когда пожар длится долго», — говорит один из тех, кто сдерживал огонь на «Орбите» у линии ЛЭП Дмитрий Ромашко, начальник второго караула ГПЧ-1 поселка Хандыга. Их пешей группой отправили на тушение. Шестого числа был объявлен режим ЧС. Дмитрий вышел во двор и увидел дым, не стал дожидаться, когда позвонят, и побежал в пожарную часть.

«В пять часов нас собрали в части, объявили полный сбор. Вызвали пожарных из других районов. Отправили на посты, поставили на машины. Между „Орбитой“ и Хандыгой был открытый огонь, который шел в сторону поселка, туда и поехали. Дежурили, отстояли. Когда сюда приехали, поступил вызов. Тушили в составе караула на пожарной машине. Предотвратили, чтобы он не шел дальше. Помимо нас там были еще пешие, все организации работали. Работали со ствола, протянули в лес пожарную линию. Площадь сто на сто была, нужно было сбить открытый огонь. Остальное добивали из этих ранцев. Распространялся огонь быстро, если бы технику не отправили на „Орбиту“, он бы вошел в поселок. Не сумели бы его остановить».

Тушение идет с двух сторон поселка. Задействованы все службы

Большая беда мобилизует людей, сплачивает. В том, что огонь не вошел в поселок, заслуга людей, говорит глава района. Все работали в тот день, не жалея себя. 8 июня кромка пожара за полтора часа передвинулась на полтора километра. Объявили о мобилизации населения. Верховой пожар подошел на 250 метров к поселку. Работали все службы. Наравне с пожарными с огнем боролись обычные жители села: мужчины, женщины сотрудники предприятий. «Даже судьи полным составом вышли», — говорят жители поселка.

 

Благодаря инициативе Николая Егоровича появились парк и площадь Победы в Хандыге 

Среди мобилизованных был и 68-летний пенсионер Николай Ефимов. Несмотря на запреты детей и главы района, после работы он пошел домой, взял лопату, кирзовые сапоги и встал в строй мобилизованных. «Глава говорит: „А ты-то куда?“ Говорю: „Дай мне помочь хоть чем-то, мне совесть не позволяет в такой момент дома сидеть. Если что-нибудь случится, всю ответственность беру на себя“. Уговаривал его долго. Ребята шутили: вот Николай Егорович вышел, сразу дела пойдут. К поселку идет этот пожар. Надо потушить. Сказали, что вертолет летит, подмога будет. Пришли все, единым строем: русские, якуты, армяне — и дружно пошли. Меня назначили ответственным за одну из групп. Я говорю: за мной идите, покажу вам, как это делать. И постепенно вошли в лес. Конечно, тяжело, марь да болота. Но в этот момент ты не чувствуешь усталости, работаешь от души, лишь бы спасти поселок. И решили эту задачу. Меня немного расстраивают молодые люди, которые в ватсапе сидят, на мобилизацию не идут, ругают всех и вся, говорят: кто-то должен приехать и потушить. Ребята, это наш родной поселок, если не мы, то кто? Времени ждать нет. Огонь подходит к поселку. Нельзя в беде оставлять родной дом, поселок. Надо выходить независимо от возраста, учитывая свое здоровье», — говорит он.

Николай Егорович — самый пожилой из мобилизованных, 8 июня 

Это не первый пожар неравнодушного старика. На днях, проплывая на лодке с приятелями, он увидел, как на острове разгорается огонь. Старик сразу предложил приятелям высадиться и потушить его. Те отнекивались, боялись, что подумают на них. Но Николай Егорович уговорил их. И они за ночь потушили пожар. «Таких случаев полно. Раньше мы, не задумываясь, кинулись бы тушить. Сейчас люди напуганы, боятся, что на них свалят, попадут за решетку или штраф влепят. Видя такие небольшие пожары, проходят мимо. Хочу сказать одно: если мы не будем заботиться о природе, будем бояться — катастрофы не избежать. Природа так сердится на нас. Природа — самая сильная штука. Было у нас здесь наводнение в 2001 году, я тоже активно участвовал в ликвидации чрезвычайной ситуации».

Николай Егорович считает, что корень этих пожаров лежит в законе. «Я работал в советское время, мы все время проводили организованно сельхозпал, создавали бригады и заранее следили за ветром, природой. Если весна ранняя, то нужно делать быстро, сроки сжатые — два-три дня. После этого растет новая трава и не горит так. А теперь что? Старая трава превратилась в порох. Раньше как было? Что-то горит — моментально бригада выходит и тушит. Ответственность лежала на местной администрации и руководителях совхоза, и они сразу тушили пожары. А сейчас из космоса видно, что горит. И если пожар не угрожает населенному пункту и находится в труднодоступной местности, его не тушат. Раньше это никого не останавливало. Теперь время уходит на согласование сначала с республикой, потом с федералами».

Ирина Муханова, начальник пожарно-спасательного гарнизона Томпонского района, говорит, что в этом году подготовка к пожароопасному сезону началась как никогда рано, сразу после Нового года все уже знали про запрет сельхозпалов, проводились инструктажи, совещания глав, КЧС. И, несмотря на запрет, первая термоточка появилась 7 мая в 30 километрах от Хандыги. По космомониторингу пришли данные, что это сельхозпал. Добраться оперативно до места было не на чем. Труднодоступная местность: болотистые места, несколько озер, река. Была распутица, ждали ледоход. «По термоточке мы знали, что там сенокосные угодья. 9 мая термоточка исчезла. Все посчитали, что огонь потух. Но уже 12 мая появились несколько огоньков, к 15-му числу они разрослись». И Ирина с оперативной группой вылетели на место для осмотра, установления причастных лиц. Пожар уже быстро распространялся, вертолет из-за дыма не смог сесть в установленном месте.

Высадили Ирину и участкового у охотничьего домика, транспорта добраться обратно у них не было. В лесу они встретили многих охотников, допросили. Как раз начался сезон охоты. В какой-то момент они оказались в самом пекле, огонь окружил их со всех сторон. Все полыхало. «До такой степени там разгорелось, обычно ночью огонь спит, а тут все полыхало. Видимо, из-за сухой травы или валежника. Было страшно. Мы его тушили, спасали охотничьи дома, если бы не ребята, которых мы повстречали, там бы все сгорело. В общем, на наше счастье, встретили главу села Кескил и лесничего Геннадия Ивановича Федорова, который тоже поехал отрабатывать по этим термоточкам». Обратно домой они добрались, пересаживаясь из лодки в лодку, на веслах переправлялись через два озера, потом по реке — часа два и на вездеходе до федеральной трассы. 17 мая зарегистрировали пожар и 21-го завели уголовное дело. «Из-за того, что пожар был в труднодоступном месте, угрозы населенному пункту не было, кругом реки и озера, решение о тушении не принималось. Есть свои определенные нормативы. Да и добраться людям было не на чем. А если и доберутся, то с ранцами они не смогут потушить, там совсем другие силы нужны. Или надо было авиацией 7 мая тушить», — говорит она.

9-10 июня казалось, что поселок удалось отстоять. Однако 11 июня огонь снова «пробудился». И 12 июня начали проводить встречный пал для формирования заслона от огня, который шел в сторону Хандыги: пожар был в порядке полутора километров.

Сегодня режим ЧС из-за пожаров, действовавший с 6 июня, снят. Следственные органы возбудили уголовное дело о халатности, идет следствие. Ситуация стабилизировалась, действует один дальний очаг в 14 километрах от Хандыги.

News Ykt

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.